24 июня 2008

Межрегиональное совещание по профилактике межэтнических конфликтов и экстремизма

На совещании, посвящённом вопросам взаимодействия органов исполнительной власти и местного самоуправления, правоохранительных органов, национальных общественных и религиозных объединений по вопросам гармонизации национальных отношений, профилактики межэтнических конфликтов и экстремизма, от лица религиозных организаций выступили представители православной, лютеранской, пятидесятнической церквей, а также мусульмане. Предлагаем вашему вниманию доклад лютеранской церкви.

Cуществует словарное определение экстремизма (лат. extremus – «крайний») – приверженность к крайним взглядам и, в особенности, мерам. Но, на мой взгляд, экстремизм можно определить как не просто «крайность». Экстремизм – не «на краю», а «через край», выход за некие установленные рамки. Что же это за рамки, за какие рамки сегодня можно вообще выйти, и кто же наконец очертит границы, за которые нельзя выходить? Мы можем размышлять сегодня об экстремизме, что это очень плохо, что такие движения подрывают общественные устои и т. д., но ведь движение экстремизма среди молодежи можно определить как определенную субкультуру; и ни для кого не секрет, что молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей, отношений и ценностей. Рассчитывать на эффективную культурную самореализацию молодого поколения в больном обществе не приходится, тем более что и культурный уровень других возрастных и социально-демографических групп населения России также постоянно снижается. Мы размышляем сегодня о том, как бороться с экстремизмом среди молодежи, какие методы профилактики сегодня более продуктивны… Но не пора ли работать над собой, задуматься над тем, а что за ценности сегодня у родителей той молодежи, с которой мы хотим работать, что за ценности сегодня предлагает молодежи современный мир? – Достаточно просто посмотреть на те фильмы, что крутят сегодня в кинотеатрах. Мы можем предлагать множество способов борьбы с экстремизмом, но вероятно стоит предотвращать проблему, нежели, создавая ее, затем пытаться с ней бороться.

В настоящее время сложился такой стереотип мышления, что в экстремистские движения попадают дети из неблагополучных семей, не совсем грамотные, не имеющие друзей, но это огромная и очень серьезная ошибка. По долгу своей работы мне приходится общаться с различной молодежью и с экстремистами тоже. Знаете, их внутреннему миру и потенциалу, который в них заложен, можно позавидовать. Почему эти движения настолько живучи и сильны? Потому что там очень сильные личности, очень харизматичные, беда только в одном: у них забрали все ценности, а взамен не предложили ничего. Ибо то, что предлагается с экранов телевидения и со страниц газет, невозможно назвать ценностями.

Относительно влияния религии на экстремизм среди молодежи можно отметить следующее. Однажды Христос сказал: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Мф. 9:12). Готовы ли мы, христиане, принимать сегодня этих больных, готовы ли мы принимать сегодня человека таким, какой он есть? Порою церковь сама отторгает от себя молодежь, если та выглядит неподобающим образом. Вместо того, чтобы рассказывать о Христе, мы пытаемся изменить человека, но ведь должно быть все наоборот, сначала несем Весть, а затем эта Весть меняет человека. Возможно, мои слова кому-то покажутся утопией, но я сам лично через это прошел. 12 лет назад нас пришло в церковь двенадцать парней по 16-18 лет, мы все увлекались «тяжелым металлом», и нас не готовы были принять, нас захотели изменить, чтобы мы подходили под общие стандарты. И мы ушли из церкви, однако, самые ярые назло захотели остаться. На сегодняшний день из двенадцати человек в церкви осталось двое. Троих нет в живых – двое из них повесились, один отсидел в тюрьме, а остальные просто разбрелись, и сейчас о них ничего неизвестно.

Мы сами сегодня создаем экстремистов, отталкивая от себя тех людей, которые не вписываются в наши стандарты. Кроме того, порою церкви борются между собой, отталкивая таким образом людей. Недавно разговаривал с молодежью и спросил их: почему ваши друзья не идут в церковь, необязательно в лютеранскую, а вообще в церковь? Знаете, что мне ответили: а в какую церковь идти, когда каждый гонится за своим, ведь православие – это подчёркнутая русскость, доведённая до крайнего национализма, ислам – религия жителей и выходцев с Северного Кавказа, а пятидесятники – чуждые русской земле американские засланники... Откуда у молодежи такое мнение и такое определение конфессий, как не от самих конфессий!

Мы вместо того, чтобы нести Христа в этот мир, боремся за свой авторитет. Да, у нас у всех разные традиции, разные взгляды на те или иные теологические вопросы, у каждой церкви есть свое учение относительно таинств и способов поклонения, но ведь Христос-то один. Я никого не призываю к экуменизму, для меня эта идея чужда, но хочу, чтобы мы уважали друг друга. Знаете, когда ко мне приходит человек и спрашивает, а какая церковь лучше, я предлагаю ему смотреть не на людей, что в церкви, а на ее учение, на то, есть ли там любовь и мир среди служителей. Нельзя сегодня говорить о таких вопросах, как экстремизм, не имея мира между собой. В Писании относительно этого есть один замечательный эпизод: «При сем Иоанн сказал: Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9:38-40). Может быть, стоит прислушаться к словам Спасителя?

Почему молодежь сегодня уходит в такие движения? – Тертуллиан однажды сказал: «Anima naturaliter christiana», «Душа по природе христианка». Сегодня можно сказать, что душа все равно найдет, чему поклоняться, она будет искать, чем заполнить образовавшийся вакуум. Если нет ценностей, которые несет христианство, то место займут ценности этого мира, насилие вместо любви, эгоизм вместо уважения, жестокость вместо нежности. Почему молодежь сегодня идет в экстремистские движения? Она хочет чувствовать себя защищенной и сильной; если этого не может ей дать государство и церковь, то она сама будет искать выход.

О Евангелическо-лютеранской Церкви Ингрии я могу сказать, что мы работаем сейчас не напрямую с экстремистами, потому что, как правило, с теми, кто уже находится в экстремистских группах, работать невозможно. Мы создаем по городам такие группы для студентов, куда может прийти любой молодой человек со своим вопросом и участвовать в дискуссии, разбирая ту проблему, которая волнует конкретно его. К сожалению, сегодня работать с молодежью довольно трудно еще и потому, что люди просто-напросто боятся церкви, это что-то чуждое, страшное и ненормальное, в церковь можно идти, когда тебе уже 60 и больше, а пока молодой, живи, бери от жизни все.

Мы учимся принимать людей со всеми их недостатками и пытаться не изменить человека, а показать его ценность для Бога и для тех, кто окружает его. Очень бы хотелось, чтобы и государство со своей стороны давало бы хоть какую-нибудь защищенность молодым. Сегодня нам надо работать совместно и смотреть, какие ценности предлагаются молодежи.

Пастор Алексей Кронгольм