20 сентября 2008

Завершение первой сессии начального теологического курса

C 8 по 10 июля в Теологическом институте Церкви Ингрии прошли вступительные испытания. Учащимися начального теологического курса стали члены различных приходов: Омска, Луги, Москвы, Санкт-Петербурга, Щекинского прихода Тульской области, Колтуш, Олонца, Сортавала, Петрозаводска и Финляндии.

О начальном теологическом курсе

Нечасто выдаётся случай преуспеть в учении, познании и вере одновременно. Ведь в Теологическом Институте мы не просто присутствовали на лекциях, молитвенных собраниях и (только лишь) воскресных богослужениях.

Пожалуй, самым общим и самым важным, что можно было получить за эту сессию, стало понимание того, насколько многогранно лютеранство, где могут быть развиты традиции, преемственность и духовность. Приведу пример. На занятиях по Краткому катехизису д-ра Мартина Лютера мы обращались к Апологии Аугсбургского исповедания. Артикул XV, 41 гласит: «У нас пасторы и служители церквей побуждаются публично [и в частном порядке] наставлять и выслушивать молодёжь». И это – схоже с тем, что имело место в древности: «преподание» Символа веры и «возвращение» Символа веры (traditio Symboli – reditio Symboli). Если говорить непосредственно о Церкви Ингрии, то всего ненадолго в истории прерывалась, но восстанавливалась вновь преемственность в рукоположении священнослужителей со времён Апостолов. В лютеранской церкви скорее принято говорить о преемственности в вероучении. Но здесь хочется сказать ещё об одной черте христиан, которая была присуща им издревле: стремление к святости и благочестию. Ни сугубо теоретические чтения, ни даже изустные наставления не сравнятся с тем, когда воочию видишь истинную любовь, смирение, страх Божий и твёрдость в вере конкретного человека. Думаю, не преувеличу, если скажу, что весь курс глубоко благодарен нашему куратору Михаилу Иванову. Да и где ещё мы бы услышали рассказы о житии монахов, молитве по чёткам, «лютеранском розарии» и литургии часов? Михаил указал на обоснование в Писании последнего явления: так молились Давид, Даниил, Пётр и Корнилий (Пс. 118:164; Дан. 6:10; Деян. 3:1, 10:3, 9).

Удивительно, но будучи вдали от своих приходов, мы научились думать о них с большей теплотой и одновременно тревогой… Почему, например, в Петрозаводске на русском богослужении Таинство Святого Причастия преподаётся всего один раз в месяц (тогда как у кого-то в жизни было лишь два или три богослужения без Причастия!)? Почему во многих приходах не напоминают о такой важной форме материальной поддержки своего Дома, как десятина? Также в Институте нам прививали тягу к заботе о приходах через оказание посильной помощи своими руками, через «общественно-полезный труд».

Отдельно хотелось бы поделиться впечатлениями от тех литургий, на которых Господь позволил нам побывать. По вторникам вечером мы приходили в Колтушскую церковь Св. Георгия. В это время по форме там проводилось молодёжное богослужение, а по содержанию – нечто до той поры невиданное и непережитое многими из нас. Когда литург сам предстоит в таком трепете перед алтарём, то мы, прихожане, разделяя его благоговение, были бы рады стоять всю службу; тогда и обычные прославляющие гимны становятся величественным восславлением Бога. «Так говорит Высокий и Превознесённый, вечно Живущий, – Святый имя Его: Я живу на высоте небес и во святилище, и также с сокрушёнными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушённых» (Ис. 57:15).

По свидетельству тех, кто обучался в Институте раньше, наша группа – одна из самых дружных. Мы все без исключения отправились в четверг в собор Св. Михаила, где служат литургию, «выше» которой в Церкви Ингрии не бывает: здесь можно услышать гимны на латинском языке, в том числе Requiem, во время Крещения допускается Миропомазание и существует ряд других литургических особенностей. К сожалению, предстоит ещё немало реставрационных работ, и мы будем молиться, чтобы лютеранское сокровище, выполненное в неоготическом стиле, возможно скорее предстало взору жителей и гостей Северной столицы.

Снова возвращаясь к нашей конфессиональной принадлежности, предположу, что дискуссии по вероучительным вопросам – характерная для нас черта. И, конечно, характернее всего ей было проявиться в семинарии. На собрании прихожан Колтушской церкви мы отстаивали необходимость Закона в жизни верующего; размышляли друг с другом о степени участия человека в своём спасении; задавали вопросы преподавателям о дарах Святого Духа; рассуждали с о. Михаилом Ивановым о Крещении детей даже в метро… Но и этого оказалось недостаточно. Мария Савицкая предложила составить список из «95 вопросов, которые волнуют учащихся начального теологического курса». В последний вечер мы смогли разобрать первый лист (22 вопроса), к остальным ожидаем приступить в декабре на следующей сессии. А за всё, что уже было – Deo gloria! 

Фотогалерея